Мусульманский конвой Его Величества

Понравилась статья, поделись с друзьями :
Просмотров 4109
В ближайшее время компания АТ-фильм готовит к выпуску документальный фильм "Гордость Его Величества", об истории Собственного Его Императорского Величества конвоя. Фильм входит в кинодокументальный проект "Мусульмане, которыми гордится Россия", который является пятым фильмом из этой серии. Автор проекта - Ахмад Макаров, известный российский историк и публицист. Данный фильм - это краткая история конвоя от ректора московского исламского университета Дамира-хазрата Хайретдинова. Отменная удаль, храбрость и мужество, достоинство и честь, готовность к самопожертвованию в любую секунду всегда являлись отличительной чертой гвардейцев Лейб-Гвардии Собственного Его Императорского Величества Конвоя. Первые сведения о конвое в российской военной хронике встречаются во времена правления Екатерины II, когда Светлейшим князем Потемкиным и донским атаманом Иловайским были сформированы Донская и Чугуевская придворные команды казаков, которые совместно с выбранным из гусарских полков лейб-эскадроном составили собственный конвой Екатерины II, предназначенный для охраны императрицы. 18 мая 1811 года Императором Александром I был утвержден состав конвоя из Лейб-Гвардии Казачьего полка, в который вошли три донских эскадрона и Лейб-Гвардии Черноморская сотня. Этот день и стал официальной датой возникновения конвоя. В 1828 году по велению Императора Николая I был создан и включен в состав Конвоя отдельный Лейб-Гвардии Кавказский Горский полуэскадрон, который должен был состоять из представителей народов Северного Кавказа. В частности, предписывалось: «Местному начальству предоставить выбор фамилий, наиболее имеющих влияние на туземцев, и только тех, которые для благосостояния края необходимо ближе познакомить с видами нашего правительства. Детей мусульман… избирать вообще из среды всех племен, обитающих на северном и южном склонах Кавказа, и даже из самих гор. Чтобы благие намерения Государя Императора равносильно действовали на все племена, а сами жители, еще не вполне знакомые с русскими и не понимающие видов правительства, постепенно, собственным опытом познали их. На северном склоне выбор делать из княжеских и знатнейших дворянских (узденских) фамилий, на южном – из детей ханов, знатных беков, заслуженных агаларов и других почетных лиц, преданность которых правительству полезна будет влиянием их на прочих жителей». Полуэскадрон был сформирован осенью 1828 года в городе Ставрополе-Кавказском; под командой ротмистра Султана Азамат-Гирея, потомка крымских ханов. В мае 1829 года полуэскадрон прибыл в Санкт-Петербург. В нем значились 3 обер-офицера, 1 эфЕндий, 6 юнкеров, 40 оруженосцев и 23 служителя при лошадях. Горцам отвели изолированные помещения на втором этаже Семеновских казарм, тем самым, создав исключительно благоприятные условия для несения службы и выполнения религиозных предписаний. Давая свое согласие на предложения о той или иной реорганизации, царствующие особы, тем не менее, всегда обращали их внимание на то, чтобы это делалось продуманно и весьма осторожно, с учетом, прежде всего, ментальности представителей кавказских народностей, где очень высоко ценилась роль личности и ее достоинство. «Правила» для обучения горцев, составленные шефом жандармов и Главой Императорской квартиры Александром Христофоровичем Бенкендорфом предписывали: «Не давать свинины и ветчины. Строго запретить насмешки дворян и стараться подружить горцев с ними. Ружьем и маршировке не учить, стараясь, чтобы горцы охотой занимались этим в свободное время. Телесным наказаниям не подвергать: вообще же наказывать только при посредстве прапорщика Туганова, «Которому лучше известно, с каким народом как обращаться». Не заставлять самих чистить свое платье, для чего имеются собственные служители из их крепостных. Не запрещать умываться, по обычаю, несколько раз в день. Позволить каждому класть свое оружие и платье возле своей постели, как пожелает. Не воспрещать надевать оружие, а прапорщик Туганов постарается постепенно их от этого отучить. Вне классов позволить курить трубки. ЭфЕндию разрешить посещать горцев, когда он желает, даже в классах. Наблюдать, чтобы во время молитвы горцев, дворяне им не мешали. В свободное от учения время разрешить ездить верхом на своих лошадях... Не препятствовать свиданию с единоплеменниками. Наблюдать, чтобы не только учителя, но и дворяне насчет веры горцев ничего худого не говорили и не советовали переменять ее. Наконец, разрешить по желанию иметь свои постели». Для присмотра за лошадьми и казармами из инвалидной команды выделялись 2 унтер-офицера и 25 рядовых. Каждым двум юнкерам и оруженосцам позво- лялось иметь одного собственного служителя. Кавказско-горский полуэскадрон был разделен на отдельные группы по племенам; каждая группа имела своего старшего. Срок службы первоначально был определен в два года, позже – в четыре. Горцам была пожалована нарядная форма и весьма значительное жалованье. Выслужившие свой срок службы в Кавказско-горском полуэскадроне производились в корнеты по армейской кавалерии, со всеми преимуществами, дарованными им за службу при царском дворе. Гвардейцы кавказского эскадрона находились в несколько более привилегированном положении даже по отношению к казачьему эскадрону. У каждого горца имелась своя кровать с ночным столиком. Мягкая, обшитая превосходной кожей, мебель, половина которой исполнена из дорогого красного дерева, ломберные столики, устилавшие пол ковры. Дорогие шторы на окнах – все это далеко не напоминало казарм. На лестницах, по ступенькам которых вились, схваченные бронзовыми прутьями ковровые дорожки, висели дорогие фонари с механикой, и не менее дорогие висели цепочки. Чистота и порядок в помещениях поддерживались, прислугой. Специально для мусульман была разработана Присяга - Клятвенное обещание, на разных языках, часть которой звучала следующим образом: Я, написавший внизу бумаги сей имя свое, клянусь Господом Всемогущим, в присутствии преславного Корана, произнося клятву ВаллАhи, БиллАhи, ТаллАhи, в том, что взял на себя и обязался служить верою и правдою Его Императорскому Величеству, моему Августейшему Владыке и Повелителю, Самодержавному Государю всея России ...и истинному и природному Наследнику Его Царства и Им во всем повиноваться; и на службе Их не отступать от пролития крови моей и ради Их не задумываться жертвовать жизнью моей до последнего вздоха... Беру Бога Всевышнего и Правого в свидетели сей моей клятвы... Заключаю сию мою клятву целованием преславного Корана. Аминь». Конвой участвовал во всех военных кампаниях, коронациях, парадах, смотрах, маневрах, приемах, балах - где Император, там и Конвой. В декабре 1830 года Кавказско-горский полуэскадрон выступил на подавление Польского восстания. За оказанное мужество в операциях поручик Султан Хан-Гирей, из черкесов, был награжден чином штабс-ротмистра, 5 юнкеров и 3 оруженосца получили золотые медали на георгиевской ленте с надписью «За храбрость» для ношения на шее, 6 юнкеров – знаки отличия военного ордена, 2 оруженосца были произведены в юнкера. Также горцы участвовали и в сражениях на Балканах. Из донесения Его Величеству флигель–адъютанта Орлова: «Приятнейшею обязанностью поставляю донести Вашему Высокопревосходительству, что … горцы Лейб-Гвардии Кавказского полуэскадрона, в сражении 1-го мая при Варпенте, 17-го при Райгороде, 7-го июня на Панарских высотах и 16-го июня при Ковно показали примеры блистательной храбрости; в особенности же отличились в последнем деле, где … врубились в ряды неприятельской пехоты, занимавшей город. Со свойственной им смелостью, горцы бросились в жарчайший огонь, поселяя своим появлением ужас в войсках мятежников. Приписываю это как врожденному их мужеству, так в особенности распорядительности храброго и благоразумного Хан – Гирея». Красавцы как на подбор, отличающиеся своей статью, они были отчаянные рубаки, джигиты от Бога. В общении, как между собой, так и с другими, даже старше себя по чину, они вели себя на равных. Формальное старшинство для них не имело большого значения. Только личное мужество, героизм, честь и высокая нравственность являлись для них именно тем единственным критерием оценки, который превозносил их перед окружающими. Старшего среди национальных групп горцы выбирали сами – этим они также отличались от регулярной армии. Вновь зачисленных в Кавказский эскадрон удостаивали чина оруженосца. Большинство в таком чине состояло в течение всей 4-летней службы. По ее завершении им присваивалось офицерское звание. Для отправления духовных «треб» в штате состоял эфЕндий – военный мулла. Изначально это был мулла-суннИт, а с появлением в конвое «команды мусульман» из Закавказья была введена должность муллы-шиИта. Эфендии значились среди нестроевых чинов и получали жалованье в размере 343 рублей, а также на продовольствие 402 рубля в год. Если эфендий не жил в казенном помещении, то получал еще квартирные деньги в сумме 171 рубля. В истории остался интересный факт, связанный с эфендием: В 1876–7 годах разбиралось дело об эфендии Османове, обвинявшемся в совершении противозаконного обряда бракосочетания 14-летней дочери купца МустафЫ Давыдова с юнкером Собственного Его Императорского Величества конвоя МахмУдовым. По существовавшим тогда правилам бракосочетание военнослужащего, находящегося на действительной службе, было возможно только при разрешении командира полка. Второй момент нарушения–совершение бракосочетания несовершеннолетней по российскому законодательству девушки. Дело не получило дальнейшего оборота, эфендий отделался замечанием впредь такого не повторять. Он был уволен из Собственного Его Императорского Величества конвоя в 1884 году, с повышенной пенсией. В мае 1837 г. командир Кавказско-горского полуэскадрона полковник Султан Хан-Гирей по «высочайшему» повелению выехал на Кавказ в сопровождении 4 знатных горцев для исполнения особо важного поручения. Это была депутация от императора Николая I ко всем горцам Кавказа, которая должна была убедить горские племена принести покорность российскому Императору и внушить спросить себе постоянное управление. В инструкции полковнику Хан-Гирею сообщалось, что права России над кавказскими народами признаны по Адрианопольскому мирному договору, а потому Император, одинаково заботясь обо всех своих подданных, приказывает местному начальству склонить горцев мерами убеждения к добровольной покорности. Император Николай I в письме генералу Бенкендорфу писал, что «мне вовсе нужна не победа, а спокойствие на Кавказе, и для интересов России надо приголубить горцев и привязать их к Русской державе». Хан-Гирею было поручено разъяснить горцам о силе и могуществе России, о невозможности противостоять ей и необходимости покорения. В результате пребывания полковника Хан-Гирея на Кавказе местное начальство донесло о большом количестве желающих горцев быть принятыми на службу в Собственный Его Императорского Величества конвой. В августе на Кавказ прибыл Николай I. Однако надежда на мирное присоединение Северного Кавказа не оправдалась. Война на Кавказе продолжалась еще двадцать два года. В августе 1859 года, после пленения, Имам Шамиль вместе со своей семьей отбыл в столицу Российской Империи. Он был принят Александром II со всеми почестями, подобающими главе иностранного государства. Это был не только дипломатический шаг умного политика, но и выражение искреннего уважения императора в целом и к самому Шамилю и к его храбрым мюридам, покрывшим себя ореолом славы, чести и доблести. Находясь на положении высокого «пленника», Шамиль был окружен заботой, почестями и вниманием и, прежде всего, со стороны самого Императора. Он приглашал его в свет, театры, на совместные прогулки, часто навещал его сам и подолгу беседовал. По высочайшему повелению Александра II Сын ШамилЯ - МухАммад-ШефИ, был зачислен корнетом в личный конвой Императора, где вскоре горцами был избран командиром взвода. За время службы в Конвое он проявил хорошие задатки военного. По истечении установленного срока, пожалованный наградами и офицерским чином, продолжил службу в Конвое, затем стал командиром всего Кавказского эскадрона. Мухаммад-Шефи сделал впоследствии блестящую военную карьеру. Он стал генералом от артиллерии. В период разразившейся русско–турецкой войны, в то время его старший брат Гази-Мухаммад состоял маршалом турецкой армии, МухАммад-ШефИ стал рваться на фронт, но правительство, не желая, чтобы он воевал против своих единоверцев и родного брата, отказало ему в этом, однако, с повышением в должности, он был отправлен в Казань Губернатором. Особую страницу в истории конвоя занимает русско-турецкая война 1877 — 1878 годов. В мае 1877 года Императорская Главная Квартира прибыла на предстоящий театр военных действий. В начале августа Терский эскадрон получил разрешение царя на боевые действия в составе отряда генерал-майора князя Имеретинского. В двадцатых числах августа конвойцы приняли активное участие в знаменитом деле под Ловчей. Совместно с Владикавказским казачьим полком и Осетинским дивизионом Кавказской казачьей бригады 22 августа в конном строю, они атаковали превосходящую в несколько раз по численности отборную турецкую пехоту и изрубили до 4000 солдат и офицеров противника. Царь, узнав из рапорта штабс-ротмистра Кулебякина о том, что конвойцы атаковали турецкую пехоту, очень удивился, т. к. история знала не очень много примеров, когда конница успешно действовала против пехоты противника в конном строю. Мудрое и по-отечески заботливое отношение российского Императора к «своей гордости», под которой он подразумевал Лейб-Гвардии Собственный Конвой, напоминало и отношение к своей гвардии другого Императора – Наполеона Бонапарта, называвшего ее «старые ворчуны». И те, и другие, являясь на все случаи жизни надежной опорой, платили своим монархам исключительной преданностью. Ко времени прихода к власти Александра III Кавказ считался покоренным, наиболее непримиримые мусульмане переселились в Османское государство, регион интенсивно заселялся казаками. В связи с этим формирование утратило свое прежнее значение проводника мирных идей среди горских народов Кавказа. Первого февраля 1882 года Кавказско-горский полуэскадрон был расформирован.

Комментарии по теме:

Мусульманский конвой Его Величества
0
Комментария

Мы в социальных сетях